Tags: важное

me

хроники фракийской жизни, телеграфно

В городе ремонтируют два сквера - и в обоих отрыли части античного Одессоса, римскую стену с акведуком и юго-западные ворота. Собралась пройтись туда с "Ходи-смотри", открыла гугль, чтобы нарисовать карту маршрута - трах, бах, потоки информации, я барахтаюсь в них, почти захлёбываюсь, час, другой, - и выныриваю со схемой маршрута в семнадцать пунктов, подборкой картинок и ссылок для статьи в "Ходи-смотри" и очередным куском материала для главы моей когда-нибудь будущей книги.
От ужаса "я не знаю, что с этим делать" до взвешенного "я знаю, как и что сделать" - чуть меньше трёх часов.
Теперь жду тест-драйва.


Шли втроём по ночному городу - я, Шанти и Стрейнджер.
Вынырнули на освещённую улицу - а на нас как кинется собака! Чёрная, гладкая, глаза блестят, ошейник с крючьями сияет, с клыков слюна летит.
Стрейнджер отошёл благоразумно, а мы с Шанти присели и завопили хором:
- КТО ТУТ ТАКОЙ СЛАДКИЙ!!!
Потому что это был щенок питбуле, и он бежал обниматься, виляя всем собой.
Через секунду мы обе хватали питбуля за нос и зад, ещё через секунду нас настиг питбулий хозяин с просьбой не пугаться и с извинениями - мол, ночь, на секунду спустил девицу - а она, знаете, так любит целоваться...
- Знаем, - отвечали мы хором.
Питбуль - страшная порода, зализывает напрочь. Страшнее только бультерьеры, у них хватка особенная: раз - и в сердце. Так и ходишь потом с мечтой о бультерьере, хотя бы карликовом.


Позавчера ходили в СтаруВарну разъяснять винарню "Брестовица".
Разъяснили.


Мискет - очень нежный, с ярким грушевым ароматом, с прозрачным вкусом, в котором я могла бы почувствовать разные ноты ("кожаное кресло - старая, старинная кожа, хранящая запах духов той, которая только что его покинула" © Ламбрин), - не будь оно таким питким. Для лета - идеально, и я его видела в супермаркетах, так что буду брать.
Второе - вино с технологической этикеткой, его привезли практически на тест-драйв, и оно отлично выступило. Нежнейшее чуть островатое розе из рубина со сладким ароматом и без малейшей сладости во вкусе - и с ягодным послевкусием, тоже для жары будет отлично. Рубин вообще-то довольно терпкий, а в этом танинных ноток не было вовсе. Тоже очень питкое.
Третье - великолепный, идеальный памид, один из местных сортов винограда, с которым до последнего времени работали только в "Брестовице". Памид считался скучным; так вот что я вам скажу: нормальный энолог плюс нормальный технолог плюс хорошие материалы плюс амбициозный глава винарни - и "скучный" памид раскрывается десятками оттенков вкусов. При том, что это сухое вино - никакой избыточной кислоты. Никакой излишней танинности. Красивый многоступенчатый аромат. Не знаю, меняется ли вкус во времени - мне его просто не хватило, времени то есть, было очень вкусно потому что, - но глава "Брестовицы" сказал, что это вино выдержке не подлежит и пить его надо молодым. Увидите - пейте, будет здорово.
"Эригон" рубин - интересный, плотный, но изо всей коллекции он меня наименее впечатлил. Наверное, потому, что шёл между здоровским памидом и великолепнейшим маврудом. Эригон звали нимфу, которая так понравилась Аполлону, что он её соблазнил, обернувшись гроздью винограда. Так получился сорт рубин, который будет особенно хорош к мясу и разговорам (а у нас как раз было).
Мавруд шестилетней выдержки меня сразил наповал. Из него ушла вся избыточная маврудова танинность, он напитался ванильными тонами от дубовой бочки, он отлежался и отстоялся - и выступил он целой симфонией. Непростое вино, очень непростое, его должно пить, смакуя каждый глоток - не потому, что так принято, а потому, что очень вкусно. И каждый глоток - немного другого вкуса, так, что пить - очень интересно. Первое в моей жизни вино с осадком от возраста :) (не могу не возопить: и такая роскошь - по девять евро за бутылку! нибываит!)
Последнее вино - купаж мерло и рубина шестилетней выдержки, и то ли я предыдущим осталась слишком впечатлена, то ли уже слабее чувствовала вкус - но мне оно показалось чуть более лаконичным и однозначным, чем предыдущее. В своей личной дегустации я бы его поставила пятым, а завершающим - шестилетний мавруд; видимо, я максимально фракиец.
Словом, "Брестовица" - отличные. Они сами из-под Пловдива, с фракийской низины, там за каждым поворотом - винарная изба, все и за всю жизнь не изучишь; так что мы пробуем лучшее в лучшем месте.
Считайте это рекламой винной избы "Стара Варна" и приходите проверять, так ли она хороша, как я рассказываю :)
Напоследок подошла к главе "Брестовицы" сказать ему, что он кудесник - а он возьми да спроси, почему мы так считаем. Ну мы и не смолчали...


Деревья усыпаны цветами как снегом.
Год назад они были облеплены цветами и снегом.
Не верится.
Пропахла костром примерно вся. Одежда в стирке, но в прихожей висит зимняя куртка (плюс два ночью), а за компом сижу я - руки, волосы, всё пахнет костром.
Попросила об одном сне - и не могу его ни разглядеть, ни запомнить. Может, запах сработает.
me

14 декабря - эти дни, вперемешку

Ходила на маяк передавать привет от друга северного ветра, заодно присоединилась к игре "реклама #frei_style" (кто в инстаграм выкладывает - не забывайте тэг!).
Я зимой редко хожу на волнолом - там нашенькие ветра так прыгают, что поневоле чувствуешь собственную мягкость, уязвимость, недолговечность. Обычно по пути погода такая становится, что непонятно, дойдёшь ли до маяка. Чудеса местные, легко доступные, смертельно опасные, сразу и много.
Но у меня же игра! Поэтому - всё считово, - шла, сколько получится, оставляя по пути надписи как хлебные крошки каждый раз, как начинался дождь.
До самого-самого маяка таки да, не дошла, хотя и была идея написать "Синий" прямо под благословляющим перстом СантаКлауса.
В какой-то момент поняла, что я сейчас одна, совсем одна, и на волноломе, и на маяке, и вообще окрест - только чайки в воздухе резвятся.
Удивительное место волнолом: совсем немного чересчур, совсем немного с перехлёстом, и всегда можно отступить туда, где уже нормально, переносимо, спокойно, но всё ещё особенно.
("совсем немного, дааа?" - ехидствует внутренний голос. - "А кто пять лет назад после первой прогулки зарекался ходить на маяк, натурально, невер эвер эгейн?" - Тот же самый, кто пятнадцатого августа прошлого года спорил с небом и поминал всех матерей, начиная с Изиды, - отвечаю я; мы не знаем, как так получилось).
Так вот, волнолом. Стена делит его на два пространства: с одной стороны - порт, марина; с другой - Чёрное море, Варненский залив. Со стороны порта сегодня было тепло, безветренно, пахло очень вкусной местной едой, смеркалось и никакого дождя даже и не думало начинаться; со стороны моря было безлюдно, пахло снегом, ветер с морем бесились как щенки, дождь подыгрывал каждому по очереди, а небо - ну, засмотрелось, забыло начать темнеть, с кем не бывает. Поэтому я то мёрзла с одной стороны стены, то грелась с другой, а потом возвращалась, потому что кто в здравом рассудке упустит шанс на время его потерять это было очень красиво.

Было мне сегодня подарков, как всякий раз, когда выхожу гулять.
Оформил витрину - не забудь раскрасить вокруг. Явно попросили сделать забавно, чтобы как в органик магазине, где Саншайнеры расписали полквартала, или как у бижутерии ручной работы, на которой Маус отделала дверь, или как у магазина обуви и одежды, или или или... Как мне это нравится.
(магазин Родопи Милк на улице СанСтефано, продукты у них тоже отличные, я заглянула; вообще центр Варны ощутимо разбогател с тех пор, как я переехала с Баттенберга, бедный князь; в овощной лавке, где мне глянулась перезревшая хурма за совершенно ничтожные для конца декабря полтора лева за кило, заодно продавались итальянские макароны-ракушки размера "сядь и плыви", несколько видов зерна, про которое знают веганы, а остальные этикетки вызывали желание остаться наподольше и разведать всё; полтора года назад это изобилие выглядело гораздо проще).

На волноломе же, где рисуют слой поверх слоя, увидела новое: Леда-Мария Папесса, жрица любви и больше ничего, Второй Аркан воображаемой колоды.
А вечером мне и дождя досталось - несильного, такого, при котором промокает только первый слой одежды.
В Варне плюс шесть, ветер в другую сторону, так что в моей спальне тепло, а наружу надо будет идти только завтра.

Двенадцатого декабря "Перелётный чердак" организовал эвент по Таро. Я нарисовала плакат:

О чём это было - можно прочесть, как всё прошло - можно послушать (в конце статьи - ссылка на запись и альбомы с иллюстрациями).
Как по мне, у нас здорово получилось.

На эвенте Серёжа Петтсон и я работали техподдержкой. Нам нужно было вовремя показывать правильные картинки и следить, чтобы ноутбук Социальной чайной нормально коннектился с её же проектором. А ровно под проектором стояло пианино, на которое мы опирались спинами, и мой внутренний голос периодически шептал: "за роялем - группа техподдержки, и дальше по белым - рам-тадам-тадам".
После нас в Чайной был мастер-класс для подростков, желающих научиться программированию или чему-то вроде. Мы у вешалки одеваемся, подростки раздеваются, один мальчик заговаривает с Шанти, они болтают, смеются, потом он её спрашивает:
- Тебе лет-то сколько?
- Тридцать, - пожимает плечами Шанти.
- А.. а.. А ты мальчик или девочка?
- Девочка, - разбивает его надежды Шанти и уходит, оставив человека в мире, где тридцатилетняя женщина может выглядеть вот так.
me

1 декабря - немного ссылок

Концерт в поддержку рэппера Хаски: почему это важно и чем это было круто.
Полный концерт "Я буду петь свою музыку" - зрители возраста моих детей слушают цитату "Когда они пришли за мной..." Окси, Нойз и Баста за два дня собрали полный зал и сделали объёмную, законченную, драйвовую и цельную вещь.
Альбом Оксимирона "Горгород" - когда он вышел, многие морщились: Окси обещал нечто невероятное - а написал ещё одну антиутопию. Через три года этот альбом слушается как наутилосовский "Марш-марш левой".
Это не только о музыке, это о жизни.
me

встань у реки - смотри, как течёт река

Планка, три подхода по восемь секунд - и я лежу лицом в пол без сил вовсе. Цель - минута в планке к 10 февраля.
Утренняя гимнастика - пять минут странных движений, меньше сутулюсь. Точка равновесия внезапно оказывается между лопаток, а не внутри живота.
Важнейшее на сейчас:
О чувстве собственной правоты, маятнике и субъективной реальности.
О любви, боли и страдании.
me

важнейшее

Это то, что я прожила сама, поняла на себе, не умерла, но была за гранью состояния "лучше бы сдохнуть".
Депривация сна.
Спать меньше необходимого лично вам - или спать в некомфортное для себя время - или спать мелкими кусками несколько раз за день - значит убивать себя.
Я была карикатурная унтер-офицерская вдова, которая сама себя загнала - решила, что справлюсь, не беспокоя окружающих, не прося помощи и вообще. Панки не плачут, терпи, казак, атаманом будешь.
У меня были любимые младенцы-погодки, одна сова, другая жаворонок, и любимый же муж, не умеющий просыпаться по своему утреннему рабочему будильнику с первого раза.
Старшая дочка родилась в ноябре двухтысячного. Я спала восемь часов подряд в ночь после её рождения. В следующий раз мне это удалось в феврале две тысячи пятого, в гостях у друга в другом городе.
Я четыре с половиной года спала в состоянии постоянного алерта, никогда не дольше двух часов подряд, перерывы между снами могли быть пять минут - а могли быть четыре часа; я не знала, когда мне удастся поспать ещё.
Мне было не просто плохо - мне был пиздец.
Я работала в это время - писала, верстала, редактировала, - фотографировала, общалась, выезжала куда-то, принимала гостей и наверняка ведь смеялась и не особенно жаловалась на жизнь - я хорошо себя знаю.
"Как ты не сошла с ума? - А кто сказал, что не?.."
Всё хорошее, что я помню об этих временах, отравлено отчаянным желанием никогда больше не открывать глаза, не шевелиться, не дышать. Первые годы моего детоводства, первые годы моей семейной жизни, вот это всё, что - я слышала! - другие девочки вспоминают с нежностью - я помню как лютый ужас. Хуже педулища, хуже работы в универе, когда я спала по четыре часа в сутки - но это были гарантированные четыре часа, и потом, я могла уехать в гости и спать там; не могу сказать, что хуже больничных воспоминаний детства - невозможно сравнить четыре с лишним года мрака с месяцем жути.
Я не знаю, как уцелела. Но знаю, что накатившую в две тысячи девятом депрессию не распознала изнутри - только потому, что пиздец со мной до этого уже бывал. А до пиздеца депривации сна - очень далеко даже из самой чёрной точки депрессии человека, который теперь уже спит каждый день большим куском и иногда даже в одно и то же время.
Я это не для того пишу, чтобы пожаловаться на невнимательность близких (хотя, знаете, если рядом с вами кто-то растит мелких детей и вскользь упоминает о том, что давно недосыпает - если вы дадите ему выспаться то, вполне возможно, спасёте его жизнь; если на том свете есть палата мер и весов - это вам зачтётся, а если нет - на этом свете гордитесь собой, спасателем и выручателем другого человека из лап пиздеца).
Я это к тому, что, если кто-то советует вам просыпаться на час раньше - он советует вам вот это.
Вполне возможно - по недомыслию, но это совершенно неважно.
me

важная статья

me

знать дышать держать увидеть

Удивительное время - как будто что-то кончилось, нечто отбывавшее уже давно окончательно закончилось сейчас, когда мы с любимым другом северным ветром прошли ночным городом из лета в осень, дёрнули вина в самой лучшей компании на свете и разбежались, хохоча от полноты жизни и от крепости вишнёвки, а утром я проснулась в совсем другом мире, и как теперь действовать - не вполне понятно, но ясно, что будет здорово.
Постоянно ловлю себя на том, что вещи, которые не помещались в меня год назад, уже давно прижились внутри и воспринимаются как естественные - но того, что не помещается в меня сейчас, всё больше и больше. Как будто, чем больше я растягиваюсь, тем больше вещей, которые всё равно не поместятся никогда; но и соприкасаться с ними - это уже больше, чем можно себе намечтать.
Внутри головы пусто, звонко и напряжённо; исчезла большая часть персонажей, которым я привыкла доверять какие-то действия. Тщательно организованный блядский цирк в какой-то момент продевался - в отпуск ушел, в командировку уехал, просто перестал существовать, не знаю, - оставив по себе довольно странный набор действующих лиц, которые худо-бедно работают, но справляются временами худо, а временами - бедно. Временами глючит всю систему, временами - только некоторые её части; иногда я чувствую себя как человек под охуином, а временами, только получая фидбэк, я понимаю, что действовала как человек под охуином, безрассудный в самом неприятном смысле этого слова.
Я хочу эту жизнь, говорю я себе вслух, пока ещё не во всем объёме себе её видя; да вообще только краешек увидев, будем честны; я хочу эту жизнь вот здесь, сейчас, я хочу быть в ней спокойной и живой, достаточно чуткой, чтобы видеть и слышать, и достаточно уверенной, чтобы не бояться потерять ничего своего.
Удержать хочу, и боюсь упустить, и знаю, что упускаю, большая часть любого пережитого мною опыта утекает сквозь пальцы - записываю всеми способами, словами во всех блокнотах, прорехами на одежде, запахами и вкусами (срезанная трава, опавшие листья платанов, немного недозревшая изабелла) - ставлю метки, чтобы вернуться по следам. Смотрю внимательно, почти ничего не вижу, переспрашиваю невпопад, говорю глупости.
Записываю видео, чтобы картинка и звук потом выносили меня в пережитые состояния, знаю, что это сработает, грущу, что сработает не всё. Если бы можно было записать самой себе - как я записываю на руке самые неотложные дела, - где-то на видном месте, на обратной стороне век, в голове изнутри, выбить себе самое главное о сейчас - я написала бы "удержаться", и сама себя спросила бы: а где именно? а кому? - и забила бы комментариями к самому главному всю свободную поверхность век и головы изнутри, и перечитывала бы, соскальзывая, и извиняла бы сама себя за неровный почерк.
me

середины разговоров

Была у меня такая посылка - сделанная, надо сказать, на основании двух-трёх неудачных опытов общения: когда подходишь к человеку ближе, чем его самопрезентация - получаешь всё дерьмо, которое человек в принципе готов вылить на окружающих, но по каким-то причинам держит при себе.
На самом деле это, конечно, врака. Когда к человеку подходишь чуть глубже первого слоя - вылезает то, что он держит чуть глубже первого слоя; что есть - то и вылезает. Мне колоссально везёт на людей - десятки десятков прекрасных знакомств, подобное притягивается подобным, - а откровенной дрянины и было-то - пара человек; видимо, просто запомнились на фоне остальной везуки.
И тут важный вопрос: как переебать то, что негативный опыт приходит в голову самым первым? Понятно, что "запомнить опасное" очень полезно для выживания каждого человека в отдельности и вида в целом; но я уже выжила и размножилась, пора прекрашать первым делом вспоминать дурное, или хотя бы прекратить его обобщать на всё. Я практикуюсь в целенаправленном позитиве последние лет десять так точно - сознательно всё началось с Чингизидова календаря, а до того было несколько хаотично, но тоже было, - и всё, что мне удалось - это несколько подправить собственный характер. Результат неоспоримый, но хочется большего - например, чтобы, думая "про всех", я сначала вспоминала тех всех, которые дивно хороши, а того неприятного списывала на статистическую погрешность. Потому как что кормишь - то и вырастет, а внимание - это еда.
Собственно, почему я спрашивала именно так, не уточняя, кто кому вася : прежде всего меня интересовал пририсовываемый контекст. Кто что слышит, рассматривая описание ситуации в вакууме, как примеряет её к себе, куда помещает себя относительно ситуации. Что нужно, к чему готов ну и, конечно, да, во что верит.

И, поскольку нечестно было бы не ответить самой - что услышала бы я.
Во-первых, контекст: конечно, это происходит со мной, а не я это услышала в разговоре незнакомцев. Во-вторых, активные стороны: когда я это говорю - я говорю о принятии близкого человека; "я допускаю любое развитие событий, я от тебя всё приму, ты можешь сказать и сделать что угодно" (но некоторые вещи - только однажды, потому что они уничтожают близость); а когда я это слышу...
...есть такой фильм, "Трасса 60". Для меня он - документальный неигровой. Посмотрев его, я несколько лет размышляла над правильной формулировкой вопросов, которые можно задавать всемогущим исключительно любопытным существам. Поэтому да, услышав "можно всё", я думаю о возможности летать без крыльев и о бессмертии с полной сохранностью памяти. И о любви, конечно.
А ещё десять лет назад думала о безопасном подконтрольном мне ускорении обмена веществ. Воистину, стоило похудеть хотя бы для того, чтобы это перестало выскакивать первым ответом на любой вопрос.
me

важное, прочитать и запомнить

О благодарности:
раз: http://ta-volga.livejournal.com/4529516.html
два: http://chingizid.livejournal.com/1918271.html
три: http://chingizid.livejournal.com/1918644.html

Мне тоже жалко сливу, но в такой ситуации нужно либо убирать источник, либо прибивать присосавшихся к нему клопов. А второе - утомительнее и негигиеничнее.