Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

me

7 июня - лесное купание

У шведов есть такое слово - лесная ванна; ходишь по лесу, смотришь, слушаешь и дышишь; возвращаешься - собой.
Вчера собирались с ладшей дочерью на Мадару в холмы - лазать по лесу и по всем древним храмам. Я Мадару ходила до того, и была уверена, что Вике понравится; но дочь моя утром отозвалась, что всю ночь гуляла и ехать никуда не может просто не может и никак; пожалела, конечно, через пять минут после отбытия поезда.
Она - да. Я - нет.
Может, дело в том, что в детстве у меня одиночества было больше, чем хотелось, а уединения меньше, чем нужно. А может, не всё родом из детства, и я наконец-то дожила до кайфа в моменте, разделённом с миром и с собой, а больше - ни с кем. А может, это место такое волшебное.
Ну то есть место-то волшебное, без разговоров. Настоящий дивный лес, и как всё тут - с табличками, и то, о чём на табличках написано, будет немного в стороне. Очень сильное, очень локальное; табличка - чтобы горожанин типа меня, который не умеет слушать лес, не прошёл мимо. Чтобы остановился, присмотрелся, пожал плечами - наверное, теряю чуткость, вот бы она поскорее вернулась, - и делает несколько шагов вбок, в бок, в бооооооохтыжйобаныйтынахуй что у нас тут такое, воздух густой, шерсть дыбом, справа - лёд, слева - птички порхают, хочешь - выбирай, хочешь - сделай вид, что померещилось, хочешь - стой тут с рюкзаком на плечах, хочешь - разденься и пляши, с твоим-то умением превращать дружеский трёп в сакральное действо и мистический жест в гневный спор - давай детка, а мы посмотрим.
Шаг на правую сторону плиты - правой ногой. Я здесь и я та, что есть. Шаг левой ногой на левую сторону плиты - раскол в камне кажется пропастью, в левое ухо с доброжелательным интересом молчит тишина, справа тепло шумит листва и птицы какие-то поют. Два шага по правой стороне плиты. Я та, что я есть, мне натёрло плечи лямками рюкзака, мне бывает одиноко, я кричу и топаю ногами, и ещё много что, всё моё, ничего не отдам. Вдох, задержка дыхания, выдох, задержка дыхания. Левой ногой на левую часть плиты, шерсть на загривке дыбом, два шага по левой стороне плиты. Всё моё, ничего не отдам; я тебя слышу, я тебя вижу, я хочу с тобой дружить, хочешь - кричи, мать моя - зелёное море, кричи в меня - всё в землю уйдёт, земля всё выдержит. Два шага по правой стороне плиты, мир - большой, я - крошечная. Два шага по левой стороне плиты, времени не существует, я здесь.
На краю камня я встаю над расщелиной, на границе. Оба мои здесь и сейчас - со мной; мир огромный и медленно дышит летом. За спиной справа стрекочет дятел, за спиной слева доброжелательно молчит тишина; шерсть дыбом на позвоночнике, жаль, что курить совершенно не хочется и абсолютно не поётся. Я поворачиваюсь спиной к обрыву и просто ухожу, иду дальше и думаю: вот это было круто.
То, которое было, в этот момент ещё даже не начало начинаться.
me

20 марта - ходила фотографировать

Вышла на балкон отжиматься - а там пронзительно пахнет весной, как будто жимолость зацвела прямо в снегу.
Закончила утренние дела - подхватила камеру и вынеслась проверять.
Бегала по городу, фотографировала, размахивала руками, говорила "какой же ты красивый".
Бегала по прибою, пела песенки, выдыхала, снимала, говорила "какой же ты красивый".

Свадебная песня скворца возле Малого дворца звучит так:
- Тирли-тирли-БЗЗЗ-БЗЗЗ-ало-тирли-тирли-уиии-щёлк-щёлк-тирли-тирли-БЗЗЗ-БЗЗЗ-тирли-щёлк-щёлк-щёлк!
В точности звонок мобильника! Я не поняла сначала, остановилась, прислушалась. Попробовала записать - но скворец звенел в каком-то очень своём ритме.
Может, хозяин дворца часто разговаривает во дворе по телефону, а, может, там внук его гуляет с электрической бибикалкой - не знаю; но песнь получилась - огонь.

В парке решила проверить, кто из деревьев любит обниматься - и сразу же наткнулась на пинию-ловеласа.
Он такой пышный, несколько стволов из одного растут, получается приветливый шатёр.
Заходи, девочка, обними деревце.
И вот этот ствол тоже.
И этот.
А вот здесь смотри какая кора красивая. Знаешь, что будет, если к ней прикоснуться?
В общем, выбиралась из этого куста, натянув шарф на смущённое и ужасно довольное лицо - людей чтобы не удивлять сверх меры.
А жимолость действительно зацвела.

Холодный голубой - вода, тёплый песочный - берег, между ними - розовый перламутр.
Красиво тут у нас.
me

Москва: птицы, звери и родственники

У одной подруги фото - "три поколения женщин нашей семьи". У другой - фотосессия "с мамой и детьми, фэмили-лук". У третьей, у четвёртой... А у меня как раз нормальные отношения с родственниками дозрели, так что я тоже захотела - такое, знаете, очень личное: вся семья на фоне ковра.
Оказалось, что сестра приезжает в Москву в те же даты, что и я.
Племянник отозвался моментально.
Я вычистила карточку. Подготовила фотоаппарат - вставила портретный объектив, зарядила батарею...
...угадайте, кто забыл вынуть батарею из зарядника и обнаружил это только в Москве у мамы сразу после фразы "а давайте уже сфоткаемся, зря я, что ли, камеру тащила".
Хорошо, что моя сестра - фанат селфи и может сделать фото любой группы.
Снизу вверх: моя сестра Лада; мама и папа, между ними - мой племянник Кирилл; верхним слоем - Вика, я и моя будущая двоюродная невестка Настя.
В роли ковра - Хюррем Султан, персонаж любимого сериала моей мамы.



С сестрой на два голоса вспоминали истории нашего детства; всплыли подробности, которых мама с папой не знали. Ржали до слёз, иногда просто почти плакали - нормальный сторителлинг, годный.
Настя нас всех одновременно видела впервые; не испугалась и не сбежала, а вполне себе смеялась и расспрашивала.

Мама:
- Почему вы не хотите провести последний вечер с нами?
- Так я собираю всех у себя, приезжайте.
- Ну вот ещё, куда я поеду - на съемную квартиру, в твою компанию, у тебя друзья, тебе не до нас. А то посидели бы с Ладой...
- Лада приедет.
- И с Кирюшей...
- Кирилл с Настей тоже обещали быть.
- Как, то есть все будут? А я-то что сижу?!
Накрасилась, собралась, нацепила сделанную мною цацку - и приехала. И мы затусили тремя поколениями: моя мама, её дочери, мои подруги и друзья, дочери моих подруг, которые вполне себе подруги моей дочери, моя дочь, мой племянник с невестой...
- Наташа! А ты почему без детей?
- Не знаю, меня дочь об этом же спросила.

Мама:
- Ты только отцу не говори про Дашиного парня, а то у него сердце не выдержит.
- Папа в курсе сто лет как.
- Как?! А про работу?!
- И про работу.
- И что он?!
- Одобрил. Сказал - а что ж, ей уже восемнадцать, пусть знает, зачем учится.
- Но это же так тяжело... Ну что ты все время в своем телефоне, вот кто вот тебе сейчас пишет, что тебе надо ответить?
- Даша, - говорю. - Пишет об успехах дня. Я ей отвечаю, что дедушка ею гордится.
- А бабушка?! Немедленно напиши, что я ею тоже горжусь! Хотя что это за работа - вино разливать на дегустации...
Л, возмущённо:
- А я вот, например, работала барменом. Знаете, это совсем не просто!
Илья:
- А сомелье, между прочим, отличная профессия. Знаете, их как уважают!
Мама:
- Не, ну то сомелье...
Я:
- Так у Дашки все данные есть, вот и начальница её так считает.
Мама, тоном ниже:
- Но мы так надеялись, что она будет учёным...
Мои друзья, хором:
- ДАША?!

Разглядываем Наташкины татуировки; на одной руке - от запястья до плеча цветные картинки, на них крысенька с сыром (не про меня, а всё равно трогательно); на другой - девушка, розы, облака. Мама спрашивает с надеждой:
- Это же смывается?
Наташка:
- Неа, это настоящие.
Я:
- Мам, правда, красиво?
Мама, с сомнением:
- Это, конечно, искусство... Но почему оно не может быть, например, на стене?
Переводим взгляды - а квартира, снятая через Эйрбиэнби, принадлежит художнику и архитектору, и на стенах там много контемпорари. Мама вздрагивает.
- Лучше уж классика...
- Вот, вполне себе классика, - говорит Л. и приподнимает майку.
Наташка:
- У меня младшая начала забиваться. Сначала попросила татуировку на восемнадцатилетие...
- Да, - говорю, - Дашка тоже.
- Так, хватит! - восклицает моя мама. - Дозируй информацию! Об этом ты мне скажешь через неделю!
Месяц назад она сказала "но ведь ты мне почти ничего не рассказываешь, а я так хочу знать больше...".
Я считаю, что она смелый и отчаянный герой.

Вика, из комнаты:
- Мама, я собрала кубик рубика и ещё у меня деньрождений!
Все, хором:
- СДНЕМРОЖДЕНЬЕМ ВИКА!!!
Моя подруга В, тихо:
- Мать, ну ты б предупредила хоть, ну.
Я:
- Да я забыла!
Вика:
- Спасибо, мама.
Я, доставая из кармана цветной мешочек:
- Зато Даша не забыла, вот это от неё подарок, велела подарить в первые секунды твоего семнадцатилетия.
Вика:
- А где мой торт со свечками?!
Я:
- В Варне.
Мама:
- Я же говорила - надо было взять еды, а ты - не бери, не бери...
(конфеты, привезенные мамой под девизом "ну хотя бы шоколадочек!" мы потом мешками раздавали)

Всю ночь - весь крошечный хвостик, оставшийся от ночи, - говорили с Наташкой про смысл жизни; в соседней комнате Вика с Машкой примерно об этом же болтали.
Выезд в шесть утра при вылете в десять - гимн моей тревожности; обняла и расцеловала девочек, нырнула к папе в машину - и по пустым дорогам в аэропорт. Времени хватило и на поболтать, и на позавтракать.
Из рук в руки - с нежностью и вниманием. Я - тот, кого провожают и встречают, обнимают и тормошат; я - тот, кто весь #да_мама_это_отпуск провёл в кольце любящих рук.
Вот так и приезжай паделамм :)
me

19 сентября - о живой природе

Вчера ночью в парке видели птицу, которая называется "домашна кукумявка". Пролетела мимо - неспешно и бесшумно, села на забор ровно под фонарём, повернула голову, не разворачиваясь телом, подпустила к себе и почти дала рассмотреть. Ровно такой у неё был абрис:

(Фото © Николай Шопов - http://www.NikolayShopov.com/)

О ней на болгарском, и фоточек там больше, и в фас она смешнее.
Второй раз за пять лет вижу местную сову. А этим летом они расплодились так, что гудели и в скверах, и в садах.
Может, почаще будут попадаться.
Чайки в этом году очень рано вырастили птенцов и увели их на море; уже месяца полтора как крыши освободились, на них пляшут и смеются только те, у кого детей в этом году не случилось. Остальные щенки - кто бродит по скверам, выпрашивая еду у обедающих на улице, кто с родителями в море ставриду ловит.
Почти все, за редким исключением.
Редкое исключение живёт на крыше частной глазной больницы через двор от моего дома. Редкое исключение позже остальных встало на крыло, последним держалось при родителях, сидело на крыше и пищало птенячьим писком - и наконец под восторженные вопли всех чаячьих соседей и собственных мамы и папы слетело на крышу дома пониже.
А через пару дней научилось летать во всех направлениях - и вернулось обратно. К маме с папой. Кормите, мол.
Уж на что я не спец по чаячьей мимике - но охуение родителей считывалось безошибочно.
Сначала они кормили подросшую цацу, потом перестали, потом начали провоцировать на полёт, потом просто исчезли на несколько дней - и этот пятнистый переросток ходил по крыше и жалобно рассказывал всем несбежавшим о том, как тяжела его жизнь. Потом пару раз пообедал голубями, потом исчез наконец и пару недель не появлялся.
Всё, подумала я. Даже самые ленивые птицы заводят себе собственную жизнь. И, похоже, его родители подумали так же - вскоре они вернулись на крышу и ходили по ней довольные, изредка гоняя голубей со счётом не в пользу последних.
А позавчера вечером чадушко вернулось. Его родители отчаянно делали вид, что не понимают запроса, а чадушко ходило за ними, открывало пасть и пищало: мама ням-ням, папа ням-ням.
Так до сих пор и ходит. А родители его снова свалили в голубую даль.
Огород мой в одну ночь завял почти весь: редиска - от недолива, мелисса и базилик - от перелива. Мелиссу собрала, редиску отлила, базилик пытаюсь возродить, но пока безуспешно. Зато зелёный лук, который два с половиной месяца сидел по горшкам вообще без движения - ни воду не пил, ни корни не отращивал, - с приходом прохлады вдруг проснулся, выкинул сначала одну стрелку, через неделю - ещё две, а через пару недель заколосился весь. Мой балкон ощетинился луковыми стрелами, бодрыми как чёртпобери.
Море вчера было удивительное: ртутно-синее, тяжёлое, живое. И облака с контровой лунной подсветкой - одно большое белое на чёрном небе и одно поменьше, фиг знает, чем освещённое.
me

шмоточный загул

Дорогой друг северный ветер, спешу сообщить, что я купила шесть кило штор.
Снова.
Три с лишним часа мы провели в отделе домашней ерунды. Перебрали все скатерти (некоторые из них я натягивала на голову, некоторые - оборачивала вокруг бёдер и виляла жопой; выходило "похабно"; услышав это словечко, прыгала и безмолвно визжала от радости, ибо в сорок два, конечно, можно всё, но некоторые вещи уже плохо получаются). Перемерили все шторы. Я немножко подумала - и сменила формат "сопротивляюсь всему, с чем не согласна по каким бы то ни было причинам" на "внимательно слушаю и расспрашиваю, если не понимаю". В результате моя квартира вместо дешёвой лавсановой дешёвки наряжена в стильные дорогие ткани.
И я - тоже. Прилетай скорее, покажу тебе льняное пальто имени идеальной мечты моей юности. Под него нужны какие-то другие тапки - хотя бы тоже льняные, не мальчуковые кроссовки, - а всё остальное у меня под него уже есть: хулиганская морда, волосы дыбом и сияющие глаза.
А также килограмм невесомых платков, кашемировых пашмин (мн.ч) и прочих прекрасных тряпочек на шею и вокруг плеч.
Утащив шесть кило штор через кассу, мы вышли покурить и вернулись за ещём.
На нас продолжили нападать сине-белые скандинавско-славянские узоры.
Я страшно люблю их и в виде вышивки, и в виде принта - и в этот раз Вселенная затопила меня любовью. Скатерти с сине-белым принтом, шторы с сине-белым принтом, покрывала с сине-белым принтом, и с ним же - постельное бельё. Вот это последнее жалею, что не унесла - но всё остальное было такое мелкорисованное, что рябило в глазах.
А в отделе одежды мы наткнулись сначала на длинные брюки с таким принтом, а потом - на рубашку. И я примерила их обоих вместе, заржала и унесла домой, и в рубашке сейчас хожу каждый день. Я в ней и новых белых льняных штанах под серую шляпу похожа на курортника. Туриста откуда-нибудь издалека.
А новое серое платье, такое же, как все мои старые серые платья, я буду носить с абсолютно невозможной в моём гардеробе вещью: шёлковым атласным шарфом с вышитыми птицами и цветами. Вместе они смотрятся как костюм английской аристократки (рукава прикрывают локти, весь наряд демонстрирует хороший вкус и чувство юмора).
Теперь у меня дома - всё синее, на окнах спальни - непристойно сексуальные шторы (плотные в крупную сине-бежевую клетку), а я каждый день надеваю новый платок на плечи.
Они все в одной (моей) гамме, но мы работаем над этим.
Собираюсь ещё раз - теперь уже за рубашками, ну и плюс моему дивану нужны две новые наподушечницы правильного цвета.
me

эта весна

Похолодало везде - дождь, снег, арктический циклон.
А в Болгарию прилетели аисты, уже насовсем.
И их сначала намочило, а потом приморозило. А потом снова намочило и снова приморозило. Поля под Сливеном, Шуменом, Айтосом были полны аистов, которые по всем прогнозам должны были погибнуть - без еды и тепла.
Общество защиты диких животных, конечно, спохватилось и бросилось спасать - но селяне успели первыми.


Хекмет Эфрахим из села Климент района Каолиново притащил домой мокрую птицу и написал об этом в фейсбуке.


Сафед Халид из села Зарица собрал в поле четырёх длинноклювых придурков, принёс в дом, вернулся за пятым - и тоже рассказал об этом.


Севгин Ридван из села Наум района Каолиново спас девятерых и написал об этом на своей странице.

И так - по всей стране. До самого конца похолодания. Люди грели и сушили аистов, кормили их рыбой и хвастались друг перед другом в фейсбуке, кто сколькерых спас.
Я не знаю, как Обществу защиты диких животных удалось договориться с селянами под Сливеном, Шуменом и Айтосом. Но сегодня Болгарию отпустил холод, а люди выпустили аистов. Вывезли всю длинноногую толпу в чисто поле на закрытом грузовике и открыли заднюю дверь. Один аист выпростался из щели и утёк, остальные стояли - сухие, тёплые и слегка ошеломлённые дорогой, - переминались с ноги на ногу. Люди хлопали руками по бортам грузовика, аисты жмурились и не уходили. Наконец люди залезли в грузовик и, хохоча, выгнали аистов в небо.
"Доброго пути", - сказал кто-то за кадром.
Посмотрите на это.
me

ветер

писала, переключаясь с одного на другое, весь день; вышла в гостиную за кофе - а поперек комнаты стоит сушилка с бельём.
Виксель, зачем ты её убрала с балкона? - был град, а ты разве не заметила?
не заметила ничего, только ливень успела зацепить за хвостик.
пахала весь день, для денег не сделала ничего; вечер был жарким - а ночью поднялся ветер.
по балкону носится кресло, пинаемое увесистой сумкой, которую я нацепила на крюк, свешенный сверху, из мансарды Йопса (вчера упустила шанс выяснить, зачем нужен был трос и крюк - теперь уж и не знаю, когда спрошу)
сумка нужна, чтобы шуршать и двигаться, отгоняя голубей - так что я всё приспособлю к делу рано или поздно.
ветер, ветер шумит
небо почти чёрное, луна дробится в окнах дома напротив
я встаю на балконе спиной к луне и смотрю наверх, туда, куда уходит крюк
я стою в пятнадцати метрах над землёй
слева и внизу от меня люди вдалеке сидят в спальне, окна их балкона распахнуты, всё заставлено цветами
справа и внизу от меня домики балконы домики балконы
я смотрю туда и сюда и снова вверх
поднимается ветер
у меня почти кончились сигареты и весь мой день, а следующий ещё не начался
я стою и думаю о том, как велики мои боги
и о том, что море ещё тёплое
и что завтра будет новый день,
и о том, как вовремя я отвязалась -
а город берёт меня за сердце и сжимает очень нежно.
me

про что вокруг

"В нашем доме кто-то тушит говядину. Пахнет на все этажи"
"В три часа ночи! Садисты!"
"Ну... может, им на работу... тогда они - мазохисты".

Про всюдужизнь: раньше, поскольку не жила на высоких этажах, не видела, как растут гларусята. В этом году отнаблюдала весь процесс - от женитьбы (чайки залезают друг на друга и стоят пирамидкой прям ногаме! впрочем, я уже, кажется, изумлялась) через высиживание яиц и внезапного появления под мамой пушистых шариков (вот тут на коньке крыши, присмотритесь, точно в цвет бетона)
Потом я сняла эти придурков из окна подъезда:

ссылка на фото, если инстаграм перестанет его показывать



Потом - приросли перьями
А щас уже разноцветными стали как настоящие птицы:

ссылка на фото, если инстаграм перестанет его показывать

И звучат бес-прес-тан-но. Раньше - просто пищали, сейчас начали учить языки. В прошлом году чайки массово учили собачий лай, в позапрошлом - котячий мяв, в этом - в кварталах Генералите осваивают лягушачье кваканье, а в наших (Централна Поща) - работу тяжёлых механизмов (рядом какая-то то ли стройка, то ли ещё что). У одного птенца так хорошо получилось лязганье гигантской хреновины, что он на радостях повторял её всю.ночь.до.рассвета.
Сегодня лило весь день. Хочу ночную грозу - они тогда молчат.
(хотя что я говорю - в сентябре, когда в море идёт рыба и гларусы улетают учить детей охотиться, мне очень не хватает их воплей, и хорошо спать я начинаю в октябре, когда вся толпа возвращается - дратути :))

И чтоб два раза не вставать - к вопросу о виде из окна:


Люблюнимагу прямваще.
me

переводы с болгарского

Африканские пословицы:
Тот, кто бьет в барабан, чтобы заставить безумца плясать, не менее безумен (не лучше безумца).
Там, где вода - вождь, земля подчиняется.
Если твой единственный инструмент - молоток, ты увидишь любую проблему как гвоздь (гамбийская)
Мы не наследуем землю от предков, а одалживаем у потомков (хайда)
Блоха может беспокоить льва больше, чем лев - блоху (кенийская)
Смерть пожилого человека - как пожар в библиотеке (кот-д-ивуарская)
Если строишь дом и сломается гвоздь - ты бросишь строить дом или возьмешь другой гвоздь? (руандийская)
Мы хотим дать детям две вещи: корни и крылья (суданская)
Тот, кто ищет богатство, бегает от спокойствия.
У тебя очень мало власти над тем, что не твоё (зимбабвийская)
Лучше мало, чем очень мало (камерунская)
У ночи есть уши (масайская)
Лучше умный враг, чем глупый друг (сенегальская)
Маленькая птичка не начинает чирикать, пока не услышит крупных (тсвана)
Не танцуй, когда несёшь корзинку яиц.
Ребенок крысы вырастает в крысу (о йе йе бэйб!)
Делай добро и кидай его в море (египет)
Птицы поют не потому, что у них есть ответы, а потому, что у них есть песни

оригинал с татьи
me

как называются совы по-болгарски

Совови:
Otus scops – чухал
Bubo bubo – бухал
Glaucidium passerinum – малка кукумявка
Athene noctua – домашна кукумявка
Strix aluco – горска улулица
Strix uralensis- уралска улулица
Asio otus – горска ушата сова
Asio flammeus – блатна сова
Aegolius funereus – пернатонога кукумявка
(горски - это лесной)
Collapse )