Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

me

28 марта - избыток свободного времени приводит к странным вещам

А знаете, что я НЕ люблю в неспешных наших Балканах?
Отсутствие перфекционизма.
Работа делается под девизом "и так сойдёт".
Мне очень нравятся: школьные поделки из рулончиков от туалетной бумаги, картавые дикторы (здесь меня никто не спрашивает, почему я не иду к логопеду!), а также гордость участием (а не только первым призом).
И мне совсем не нравится эта позиция в части ремонта.
Мобильник мой из ремонта вернулся с идеально заменённой батареей и недоделанным всем остальным. Протестировала. Попеняла рецепционистке. Та позвонила мастеру, получила от него странный фидбэк, поделилась им со мной - "Вы уверены, что так не сойдёт? - Да, я уверена. Кнопка включения мобильника должна работать нормально. потому что иначе я не смогу им пользоваться. И камера - я очень рада, что её заменили, но она должна переключаться с передней на заднюю, иначе я не могу ими пользоваться. - Хорошо, оставляйте. Хотите, мы вернём вам деньги?"
Нет, я хочу, чтобы вы вернули мне мой мобильник идеально отремонтированным.
В общем, телефон получу в понедельник. Буду делать видеотрансляции - очень скучаю по прогулкам толпой, а так можно было бы показать районы, куда я даже группы не вожу. Коллеги из разных стран уже делают стримы своих экскурсий; я тоже хочу.
Ходила сегодня, обдумывала это - и вспомнила, что у меня есть гигантский маршрут по современному искусству, его мало кто выдерживает целиком, несмотря на то, что я его вполовину сократила. Подумала, что в принципе из него можно сделать статью. Дошла до дома, посмотрела материалы - и обнаружила, что это десять страниц мелким шрифтом без картинок. И к ним - ещё десять страниц набросков.
Это не статья, это новая большая работа о городских пространствах.
Оставь человека без мобильника и с разогретой головой - и он придумает себе работу.
С картинками.
me

28 февраля и начало марта

Бросилась сегодня писать всем: у меня балкон растаял! Я сегодня курила в кресле, и просто прошла к нему по сухому - а не плюнула на полдороги, бросив прокапывать дорожку!
Нападавший до ну вам по пояс будет снег принялся бодро таять - это хорошо; левый ботинок треснул и дал течь - это плохо, но ботинки - зимние, и скоро о них можно будет забыть до следующей зимы - это хорошо. Вынула из воздуха два платежа - хотя они могли бы быть и побольше, - усиленно думаю про заработать ещё денег. Взяла курс по "Введению в психологию сознания", интересно - аж жуть! Читает Аллахвердов, он такой же крутой, как Черниговская, только совсем другой; и следить, как он использует интонацию, тембр голоса, темп речи - отдельное удовольствие.
На - каком? шестнадцатом, если не ошибаюсь, - году постоянного записывания собственной жизни, - и это мы ещё не вспоминаем, с какого вообще возраста меня дразнят летописцем, - начала читать о сторителлинге. К сожалению, ужасно медленно учусь; а мне надо, надо. Жадная стала до этого дела - чрезвычайно.
(на самом деле - нифига не медленно я учусь, просто запоминаю хуже, чем в те же семнадцать, когда могла прочитать один раз - и сразу запомнить; щас надо три раза прочесть, один - законспектировать и один - пересказать, и тогдааааа только... ну так мне уже очень давно не семнадцать, и, пожалуй, улучшилось у меня всё, кроме зрения, зубов и памяти; так что жаловаться не на что)
Каждый раз, соприкасаясь с чем-то по-настоящему интересным - то есть вообще со всем, - я чувствую, насколько оно огромное и как меня мало. Я никогда не смогу знать психологию сознания как Аллахверов или Черниговская, историю архитектуры - как Басс, - думаю я и чувствую себя тонкой радужной плёнкой на поверхности и так очень хрупкого мира; а потом я думаю о том, сколько раз мне сказали "спасибо за наводку на Арзамас" - и о том, что у меня всегда найдётся работа. Как бы ни была я мала на самом деле и какой бы невеликой себя ни чувствовала - мне есть что предложить практически любому интересному мне же делу.
Полутора лет не прошло после развода - а уже дети выросли и редко появляются дома; а когда дома они, вместе или порознь - там может не быть меня; и так я, человек не просто семейный, а весьма и весьма общительный, не умевший раньше быть один, - довольно часто оказываюсь сама по себе. И это одновременно очень странно и абсолютно естественно - как будто бы у меня отрастает та часть души, которая нужна для эмиграции в рай интровертов. Ну то есть это я надеюсь, что отрастает, а не я с ума схожу.
(вообще, конечно, наш друг Крыса в раю для интровертов - было бы одно из самых смешных видео эвер)
Скорей бы уже всё растаяло. Гулять хочу, засиделась дома.

me

важнейшее

Это то, что я прожила сама, поняла на себе, не умерла, но была за гранью состояния "лучше бы сдохнуть".
Депривация сна.
Спать меньше необходимого лично вам - или спать в некомфортное для себя время - или спать мелкими кусками несколько раз за день - значит убивать себя.
Я была карикатурная унтер-офицерская вдова, которая сама себя загнала - решила, что справлюсь, не беспокоя окружающих, не прося помощи и вообще. Панки не плачут, терпи, казак, атаманом будешь.
У меня были любимые младенцы-погодки, одна сова, другая жаворонок, и любимый же муж, не умеющий просыпаться по своему утреннему рабочему будильнику с первого раза.
Старшая дочка родилась в ноябре двухтысячного. Я спала восемь часов подряд в ночь после её рождения. В следующий раз мне это удалось в феврале две тысячи пятого, в гостях у друга в другом городе.
Я четыре с половиной года спала в состоянии постоянного алерта, никогда не дольше двух часов подряд, перерывы между снами могли быть пять минут - а могли быть четыре часа; я не знала, когда мне удастся поспать ещё.
Мне было не просто плохо - мне был пиздец.
Я работала в это время - писала, верстала, редактировала, - фотографировала, общалась, выезжала куда-то, принимала гостей и наверняка ведь смеялась и не особенно жаловалась на жизнь - я хорошо себя знаю.
"Как ты не сошла с ума? - А кто сказал, что не?.."
Всё хорошее, что я помню об этих временах, отравлено отчаянным желанием никогда больше не открывать глаза, не шевелиться, не дышать. Первые годы моего детоводства, первые годы моей семейной жизни, вот это всё, что - я слышала! - другие девочки вспоминают с нежностью - я помню как лютый ужас. Хуже педулища, хуже работы в универе, когда я спала по четыре часа в сутки - но это были гарантированные четыре часа, и потом, я могла уехать в гости и спать там; не могу сказать, что хуже больничных воспоминаний детства - невозможно сравнить четыре с лишним года мрака с месяцем жути.
Я не знаю, как уцелела. Но знаю, что накатившую в две тысячи девятом депрессию не распознала изнутри - только потому, что пиздец со мной до этого уже бывал. А до пиздеца депривации сна - очень далеко даже из самой чёрной точки депрессии человека, который теперь уже спит каждый день большим куском и иногда даже в одно и то же время.
Я это не для того пишу, чтобы пожаловаться на невнимательность близких (хотя, знаете, если рядом с вами кто-то растит мелких детей и вскользь упоминает о том, что давно недосыпает - если вы дадите ему выспаться то, вполне возможно, спасёте его жизнь; если на том свете есть палата мер и весов - это вам зачтётся, а если нет - на этом свете гордитесь собой, спасателем и выручателем другого человека из лап пиздеца).
Я это к тому, что, если кто-то советует вам просыпаться на час раньше - он советует вам вот это.
Вполне возможно - по недомыслию, но это совершенно неважно.
me

важная статья

me

психанула

Летняя жара перегревает пылесос быстрее, чем я успеваю дочистить диван хотя бы наполовину. Дивный мой любимый диван - самый уютный на свете, и холщовая его шкурка и-де-аль-но цепляет кошачью шерсть, а в доме тепло, и коты линяют как подорванные.
А пылесос - перегревается.
И примерно раз в неделю я фантазирую о том, как было бы славно, будь я швеёй: я бы тогда купила груду джинсов наразвес за копейки и пошила бы на диван аааатличный стимпанковый чехол, с которого шерсть падала бы сама собой, не задерживаясь. Фантазии помогают скоротать время до очередного приступа работы пылесоса; но иногда их оказывается мало, и я спрашиваю себя: детка, если мы такие охуенные - какого черта мы так живём?
Опасно называть себя "детка", будучи сорокалетней женщиной. Всё должно было быть не так - я посмотрела на сайте Икеи ткани и пледы, скомпоновала, посчитала...
...и пришла в себя в любимым скандинавском секонде с охапкой платьев в обнимку. Сели - все. Понравилась - половина. Унесла в результате четыре новых шмотки от любимых дизайнеров (и одна из них - полупрозрачные леггинсы в бархатных розах).
А потом вспомнила, что вообще-то пришла за покрывалами, диван укутать - и унесла самые голубые, какие нашла (у меня страсть к синему; пройдёт к похолоданию, тогда красные куплю). А уже на выходе вспомнила, что ночами уже прохладно и хочется закутаться во что-то, что не плед - и уцепила огромнейший мягчайший длиннейший халат с широким воротником.
А дома решила прибить за дверью своей спальни крючочек - для нового халата, чтобы раз, и взять, изакутаться, и ночью на балкон курить не просыпаясь, и чтобы на стульях ничего не валялось (ненавижу). Взяла крючочек, молоток, ударила одним по другому...
...и пришла в себя, когда в доме закончилось оформленное искусство. До того помню смутно, что вздыхала над принтами Венеции, потому что рам к ним пока нету; что стояла на цыпочках на верхней ступени табуретки-лестницы, держа гвоздь и молоток кончиками пальцев [рук]; смотрела, как свет падает на изголовье моей кровати и как теперь рифмуется чёрное с чёрным там, куда я смотрю, когда просыпаюсь.
Словом, украсила стены:
https://www.instagram.com/p/BYQ3snhB8ZS/?taken-by=therealkrissja
(это альбом, там несколько картинок, если щёлкать - они листаются)

Дома стало уютнее и.. и чёрт возьми, иногда мне кажется, что лучше вовсе не иметь чувства дома. А зато всё остальное время мне так не кажется.
Вот и сейчас - смотрю, как рифмуется чёрное с чёрным, собираюсь курить на балкон, и на мне, кроме халата - новая ночная рубашка лаконичного скандинавского покроя.
Розовая. С кружевной оборочкой.
me

про эмоциональный шум в текстах и про необходимость меняться

Говорили о том, что, если не отслеживать такие вещи сознательно, во все разговоры в частности и во всю коммуникацию вообще прорывается эмоциональный шум - получается "хотел попросить жену соль передать - и как-то само собой вырвалось 'ты мне сука всю жизнь испортила'". И что единственный способ действительно общаться с людьми - приносить им не эмоцию, а результат этой эмоции.
("я была страшно зла на тебя и колотила грушу, пока не отпустило, и вот о чём подумала после" - это результат, а дыщь об стенку кулаком и "ааа штоп вы все повыздыхали падла и ты как ты посмела какого черта опять я" - это эмоциональная реакция; и по-серьёзке мало кому интересно строить общение только на эмоциональных реакциях и на их описании, и мало кто выдерживает при них присутствовать; мне вот хватило собственных детей - и то даже для них я не всегда была родителем, который может объяснить, что происходит, и создать безопасную зону для высказывания эмоций; а уж быть таким человеком для другого взрослого - я таких людей не знаю, кому это в кайф делать подолгу; наверняка они есть, и наверняка они сделали уже себе работу из своего таланта)
Так вот, в моей юности было страшно важно высказывать эмоцию - раз, словами - два. Мы все писали, мы все пели о чем писали, мы были страшно чуткими и ужасно нежными в свои шестнадцать; шторка падает, в следующей сцене мне двадцать восемь, двое детей, трёхлетний недосып, и, высказывая эмоцию в тот момент, когда я её переживаю, я превращаюсь в полубезумную истеричку.
С этим надо было что-то делать, но что?
Все дети растут изнутри наружу, их побуждает меняться постоянно развивающаяся личность. Я не видела таких взрослых. Абсолютное большинство моих знакомых меняются от того, что изменилась жизнь вокруг них, и прежние законы больше не работают. Некотрые отстраиваются сразу - ветер сменился, и они уже совсем другие. Некоторые - растут постепенно, как дети и деревья вокруг. Некоторые (вот как я) годами пытаются вернуть изначальную договорённость, и пытаются и пытаются и пытаются - так, что все вокруг привыкают считать их чем-то постоянным, - а потом - хоба! - в какой-то момент оказываются за точкой невозврата, переворачиваются через голову и вовсю живут по-другому. Это пиздец как больно и это тяжело как пиздец пережить - собственно, это и есть пиздец в его значении "край, за которым прежнее существование невозможно".
Так вот, увидев глазами другого человека, что все мои тексты - которыми я вообще-то намеревалась хвастаться своей прекрасной жизнью, - в глазах тех, для кого я их тогда писала, выглядят как беспрерывный поток жалоб и недовольства, я убрала - во всяком случае, попыталась, - весь эмоциональный шум. Мы тогда уже были знакомы со Стрейнджером, он мне в качестве примера подсунул "Общую тетрадь" Аготы Кристоф - "...вместо 'наша бабушка пиздец' писать 'все вокруг считают нашу бабушку ведьмой'". А ещё несколькими годами раньше, до рождения детей, я попросила приятеля, великолепного редактора, посмотреть одну мою повесть - и он был очень бережен в формулировках, но примерно треть текста убрал. И объяснил, за что. Это сделало меня на два дня очень несчастным человеком, на пару недель - очень глубоко задумавшимся писателем, на пару лет - отличным компаньоном редактору, ещё на несколько лет - очень жёстким редактором. Так что, когда, с одной стороны, мне захотелось изменить то, что я транслирую своими записями, а с другой - мне показали один из инструментов, как это сделать, - я уже хорошо представляла себе объём всей остальной фигачечной. Пишу я много, в основном - о себе и о том, что происходит вокруг меня.
Конечная-то цель у меня была не в том, чтобы совсем-пресовсем убрать описания эмоций из текста, а в том, чтобы осознавать это и управлять этим. Чтобы просить передать соль, когда я хочу соли, а говорить об испорченной жизни - той суке, которая это сделала, в тот момент, когда я считаю нужным.
Потому что да, жизнь без эмоций похожа на секс с гладкой каменной стенкой - нечем, некуда и вообще непонятно зачем; но, с другой стороны, плавать в эмоциях неуправляемых и неосознаваемых может быть интересно только тому, кто в них в данный момент находится. Общаться с таким человеком очень тяжело - он непредсказуем в самом худшем смысле этого слова, причем проявляется в весьма узком спектре - эйфория, недовольство, жалоба, отчаянье, бессилие. Ни точек опоры, ни умения держать долговременные проекты, никакого развития - ничего такого, что придавало бы смысла бесконечному эмоциональному переживанию. А тексты такие - и вовсе одноразовые: посмотрел один раз журнал, полный описания эмоций и состояний - и всё, второй раз по своей воле - не откроешь. Поэтому я так люблю читать и писать о сделанном, и так, чтобы было видно, что перед каждым делом стоит мысль, его придумавшая, и чувство, его родившее, а за каждым делом - чувство, им рождённое, и мысль о результате.
Надо Хейли перечесть, вот что. Кажется, по-настоящему дозрела.