Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

me

18 мая - зажгли на ночь музеев

Весь день гуляла, заглядывая всюду, где меня ждали.
Познакомилась с армянской семьёй художников и ювелиров.
Познакомилась с барабанщиком панк-группы "Психобагажник", а ночью сводила Шанти и Петтсона в его музей виниловых пластинок.
Познакомилась с KEMSом и узнала, что он - автор одной из моих любимых картин.
Обнаружила, что улица Воден превратилась в новое яркое бохо-хипста-артпространство: там теперь частная школа с кошечкой, арт-галерея, магазин Бохотопия и кофейня Кофеварка, и всё так выглядит, будто его специально для меня рисовали дизайнеры Икеи. Побывала во всех четырёх.
Была в многоэтажном тайном садике.
Видела мальчика верхом на трёхколёсном гибриде самоката и скейта.
В Городской художественной видела тех, которые делают чо хотят.
Ела дюнер из Аладдина, по результату решила - больше никогда.
Не дошла до РокШколы.
Забежала в мансарду за холодным чаем, намазала волосы ваксой и сделала селфи с помидорами.
Была в Военно-морском, хотела сделать селфи с собстыенной дочерью, но не преуспела.
Слушала военный оркестр.
Видела владетельский череп, стянутый бинтами (он мой приятель).
Сфотографировала султанову чешму (в который раз).
Лазала через забор.
Была в АртМаркони, любовалась на акварели под розе.
Была в Социальной чайной, гладила коточку и разговаривала о кошачьих привычках с рассудительным человеком лет шести-семи.
Потерялась в переходах Военно-морского клуба, нашла там внутри дизайн-школу, лифт, выходы на крышу, выходы во внутренний двор, десяток туалетов, отличную акустику; не нашла - кинозала, в который шла.
Обнаружила себя в приватном театральном кинозале на показе фильма о Бояне Николове, хранителе времени Варны (он ещё круче, чем я о нём рассказываю).
Пила красное вино на выставке очень радостных картин в артпространстве, имя которого никак не могу запомнить.
Заглянула в музей кукол - порадовалась за аншлаг.
Посылала Шанти свои селфи - сначала радостные, потом суровые; думала о том, как было бы круто потеряться в Военно-морском клубе всем вместе.
Слушала лекцию Християна Облакова.
Поймалась наконец с Шанти и Петтсоном, и тут такое началось.
Меня познакомили с хозяевами Йохохостела, показали внутреннее пространство гостиницы и выставку о Камене Горанове.
Мы заглянули в Стару Варну (там почему-то не наливали) и не успели в Морско Казино.
Петтсон подарил мне книжку про османские времена.
Мы вместе зашли в тайный многоэтажный садик.
Мы открывали бутылку вина в мороженице и искали туалет в стрип-клубе.
В Социальной чайной я договорилась позырить вопросы теста (потом) и понюхала их кухню (охуительно пахло).
Домой вернулась к половине первого - а моя младшая дочь весь день отработала волонтёром в Военно-морском музее. Вот мы с ней впечатлениями и обменялись.


В этом году Социальная чайная сотоварищи придумала игру про баллы и награды. Селфи с памятником - два балла, печать из заведения - пять, печать из музея и из фестивального автобуса - десять баллов, ответ на вопросы теста по истории города - пятьдесят. В конце субботы - настоящий подсчет собранных печатей, а в воскресенье - какие-то клёвые призы победителям.
Ипанислось.
За двое суток люди успели съездить и в Белослав, и на Аладжу, и в Фанагорию, и в аспаруховскую школу для слабовидящих детей, и в Тополи в музей народной куклы (вот туда я своих прогульщиков обязательно позову - ещё не была), и на Побитые камни, и по всем, всем городским точкам. Я видела их карты, полные печатей! Сколько всего они зазырили за эти два дня!
Я гуляла только субботу, с половины третьего до полуночи, побывала едва ли в трети пространств - а по ощущениям, в двух десятках городов.
Уголки и закоулки, магазинчики и галереечки - всё сегодня распахнулось, и внимательный зыритель и сам смотрел, и инстаграму показывал.
Завтра - отдыхаем.
me

1 января - навыбегалась за картинками, что называется

Я охотилась за этим светом везде, где есть леденцовые окна и брусчатка и домики-сказки, а поймала - сегодня, на крыльце Военно-морского штаба.
Брусчатки у нас - ровно вот этот кусочек и ещё пара таких же, в другой части города.
Леденцовых окон не замечала, пока на якорь Штаба не взобралась.
Дождь для правильного отражения света пошёл через пять минут после того, как я зачехлилась - а как получилось, что огни легли как надо, я не знаю.
Ещё одна точка замкнулась.

когда-нибудь я научусь об этом рассказывать
me

15 декабря - огоньки вокруг

Зимой, если зашторить окна сразу, как садится солнце, непонятно, который час. Темно и темно.
Выходишь на улицу - ночь-полночь, никого нигде. Проходишь мимо кафешки или ресторана какого - а он полон, люди только ужинать сели; то есть сейчас - никак не позже восьми вечера.
Ночью очень много света в виде огоньков и темноты во всех видах, а листвы совсем нет - город открывается пространствами, подсвечивает их огоньками, ходи и смотри, запоминай на лето, где какая лесенка, где какая тропинка.


Хочешь - сейчас иди, никого нет вокруг, темно, да и дождь вроде начинается; так что никто не помешает поиграть в погулять по незнакомым переулкам в хорошо знакомом квартале.
Пять лет. Шестая зима. Не приедается.


Выхожу в город - вывожу себя силой, уговорами выманиваю, как каждый день зимой, когда кажется, что сдвинешься с места - озябнешь ещё сильнее; одеваюсь, выхожу - первый вдох совсем не холодного уличного воздуха, - и через триста метров уже не вспоминаю о том, что мёрзла.
Потому что там свет и темнота и всё, что между ними.


Набережная подсвечена, украшена, увешана в три слоя дискотечными огнями, гирляндами, фонарями - очень яркая очень узкая лента; за ней - чёрное море под очень тёмным небом; посреди тёмного - гигантская баржа, вся в оранжевых огнях, как новогодняя ёлка Посейдона. В заведениях - камины, газовые фонари, обогреватели; тепло, тепло и шумно, и света ещё больше.
Шаг влево, шаг вправо - сумерки пребезлюднейшие таинственные, украсившие себя то ли туманом, то ли рассеянным светом; за ними - темнота, перед ними - чёрные плоские деревья, прямо поверх света, тени, всего, всего.
Кстати, дорогой друг северный ветер, тебе привет. Когда я в октябре закрывала сезон, огонёк маяка-на-покое был зелёным и не мигал.
me

25 августа

Жара не заканчивается. Плюс тридцать под мягчеющим августовским светом. Сожжённые солнцем листья каштанов и платанов.
В последнее полнолуние лета город сделал жест изумительной красоты: плавание парусников по лунной дорожке. По всему заливу.
И мы там были, и видели паруса в лунном свете.
А до того на книжном клубе читали своё.