February 11th, 2021

me

10 февраля - про как дела

С первого февраля у нас очередные опизденелли - в закрытые помещения нельзя больше зайти, не натянув на морду именно что масочку, а не платок или шарф. Я, понятное дело, вхожу с открытым лицом; если просят - прикрываю символически подбородок тем шарфом, который всегда на мне в холодное время года.
Но есть места, где прямо настойчиво говорят: масочка, именно масочка, платочечки больше нельзя, надо соблюдать правила, а вон кстати и масочки у нас продаются, извольте купить.
Реагирую - по-разному.
Если лень - говорю: да, я читала, нет, не куплю, - и иду дальше по магазину.
Если не лень - говорю: а если завтра распорядятся повеситься - мне тоже надо будет соблюсти это правило? А Христо Ботев соблюдал современные ему правила? - на Христо Ботеве и на фразе "вы правда верите, что шарфы изменились в ночь на первое февраля?" от меня обычно отстают.
Но что-то мне в последнее время стало совсем противно. Что-то легче стало сказать, улыбаясь открытым лицом: "Удачи вашему бизнесу", - и выйти.
Все те три раза, что я таки да, надевала требуемую тряпочку, потому что была не одна и по делу, мне потом было так скверно на душе, что, кажется, я нащупала у себя принципы, которые дороже компании. Смешно, что им оказалось право ходить с открытым лицом. Смешно, что взрослая женщина сейчас, в безопасном и сытом мире, может всерьёз упоминать Христо Ботева, который таки да, рисковал жизнью каждый день, потому что выступал против Османской империи и тогдашних законов (но это совершенно другая история).

Мне мало иной жизни для себя. Моя личная история уже крутая.
Хочу открытых границ для всех, и пусть никто не сидит на месте, если не хочет. Хочу работы для своих коллег, кто хочет работать вживую. Хочу самолётных маршрутов как в 2019 году и больше. Хочу обязательных открытых лиц, и пусть масочка станет социальным маркером "я боюсь и со мной лучше не иметь дела".
me

6 февраля - открыла сезон выездов

Шикарно съездили в субботу в Ямбол.

Во-первых, повезло с погодой: шестое февраля, плюс восемнадцать, ощущается как плюс двадцать. Утром, когда на поезд собирались – запахивались; днём, когда по городу гуляли – раздевались; вечером в Варне мне снова пригодился любимый шарфик.

Во-вторых, город – прелестный. Главное слово Ямбола мне поймать не удалось; очень рассчитываю на Кукерландию – будет побольше времени исследовать.
История его уложена в общее русло: дорога через Балканы, ооооочень населённая местность, фракийские города и селища, потом – часть Римской империи (и тут отличная загадка с именем города, как у Варны, только по-другому), потом – праболгары (как было не забрать у «византийского червея» такую лакомую местность!), потом – из рук в руки, как большинство городов-на-пути, потом Османское иго (сопротивлялся до последнего). А потом Ямбол, подобно всем богатым торгово-ремесленным городам, стал колыбелью просвещения и революции.

Мы в субботу:
- прогулялись по всему новому центру, пройти через парк и пофланировать по разноцветной пешеходоньке (люблю яркие пешеходные зоны!);
- ощутили четыре разных Ямбола: деловой-промышленный, спокойный-расслабленно-прогулочный, центральный-отдыхательный и жилой-чужие-здесь-не-ходят;
- увидели Тунджу (вот это реченька! вот у неё душа широкая, а характер какой разный!) с разных сторон и с нескольких мостов; постояли над рекой, подумали каждый о своём, поговорили о разном (фоточек наделали, конечно, тоже);
- нашли и разъяснили одну из местных конструкторских загадок, а также увидели двух Диан, одну целую, вторую – обворованную (и заодно я рассказала про Диану – при чём тут она в городе на крупных объектах, - а заодно тогда уже и о золотой чаше и часовой башне);
- прикоснулись к пятнадцатому веку – не так много в Болгарии осталось зданий этого времени, и мы их потрогали, примерили и проверили в них акустику;
- побывали в девятнадцатом веке;
- всю прогулку наслаждались приветливостью ямбольцев, они классные.

Встречи в поездках – настоящие подарки; например, когда мы зашли в мультимедийный центр и я сказала «тут проводят камерные концерты – в здании бывшего рынка отличная акустика», - хранитель центра сел за рояль и заиграл что-то очень нежное; а когда мы зашли в старинный храм – хранительница включила церковное пение – просто для радости, чтобы нам было объёмнее.

Мы прочувствовали всё. За три часа прогулки мои замечательные компаньоны отдохнули пару раз по пять минут – всё остальное время мы ходили, смотрели, разглядывали, лазали, фоткали, делились впечатлениями – в общем, отлично проводили время. Не устали – хотя нагуляли по двенадцать тысяч шагов.
- Очень не хочется уезжать, - говорили мы перед поездом. – Не хватило времени.
Оооооукееей, сказал Ямбол.
Поезд опоздал на тридцать пять минут.

Мы сидели на вокзале, жевали бутерброды, запивали кофе из термоса и из автомата, выдыхали, болтали, и мне казалось, что этот город – девочка. Ямбол – имя мужское, ну и что; если вспомнить, сколько раз оно менялось и как по-разному звучало…
(тут нужна наша фоточка на фоне различных имён города)

Хочется ещё объять:
- античный город Кабиле;
- всё, что касается городской крепости римских времён;
- Средневековье – и к нему исторический музей города;
- историю просвещения в городе, это весь девятнадцатый век, народные читалишта;
- поговорить о том, как город погиб в Освободительной войне и как старый квартал превратился в новый – и пройти по этому новому центру, и по старому тоже (то есть повторить трёхчасовую прогулку прошлой субботы);
- упомянуть и хорошенечко исследовать историю маскарадных игр и масок конкретно этой области (тут музей нам тоже в помощь);
- навестить винпром Ямбол.

В общем, следующая поездка в Ямбол будет автомобильная. Ужасно это люблю, если честно: едем на денёк миленько погулять, а возвращаюсь я со списком «что ещё обязательно надо увидеть, ощутить, показать другим».
Такая земля богатая.