July 24th, 2018

me

23 июля

Зашла в магазин за молоком и яйцами - вышла, отягощённая кабачками и баклажанами. Отправила в инстаграм картинку про Ксюшин рецепт - не одной же наслаждаться. Мечтаю об арбузе, останавливают от его покупки два соображения: а) не донесу б) не съем (а в холодильник не влезет).
Ходили на море, говорили о книгах, наслаждались вечерней прохладой; отошли на два шага от кафе - и почувствовали, что ветерок веял из кондиционера. Однако богато живёт Варна в этом году: снимает стены и охлаждает уличные столики.
Прочла у Грина рассказ "Продавец счастья". Довольна, как будто в чужом фотоальбоме нашла портрет друга, который мне улыбается и подмигивает таким специальным подмигиванием. Очень мой способ выходить из трудного положения.
"Блистающий мир" понравился очень эпизодически: хороша сама история и бесподобно описан механизм того, как человек может самого себя обмануть, когда другие способы получить желаемое закончились. И Тави хороша, и смотритель маяка - хороший друг. И несколько сцен - отличные просто (мой фаворит - сцена у психоаналитика, которая заканчивается словами: "...лицо сумасшедшего" - вот тут я хохотала в голос, и, право, будь я читателем повнимательнее, из этого эпизода поняла бы финал и не пришлось бы звонить другу с воплем: "Как ты думаешь, умер Друд или нет?!").
В разговоре внезапно поняла, что книга хороша тогда, когда в финале она больше, чем на старте. Когда проблема, ею решаемая, больше заявленной; когда выход - на другой уровень, выше, чем вход.
Это, например, "Доктор Сон" Кинга - книга о детской травме, которая кончается разрешением проблемы героя, спасением главных действующих лиц, помощью мистикам - и выводит читателя на другой уровень осознавания ситуации. Широкий и объёмный финал. Это "Жареные зелёные помидоры" Фэнни Флэгг - книга, в финале которой меняется жизнь всех действующих лиц (а не только ещё раз озвучивается конкретная проблема главной героини). И это, конечно же, "Алые паруса" - практическое руководство по деланию чудес своими руками.
Предвкушаю субботний разговор в книжном клубе.