September 10th, 2017

me

ха-ра-шо!

Вчера получился самый настоящий выходной - с прогулкой в другой город, с большим количеством солнца, с катанием на электричкочке (поезд тыдык-тыдык!), с поездкой на пароме (как свивается под ним вода, когда он тормозит в противоположный берег! как гудят металлические сходни, царапая бетон пристани! как быстро увеличивается крошечный грузовичк, когда приближается к этой стороне переправы!), с длинными спокойными разговорами, с дыханием без спазма в груди, с музеем стекла (маленьким, но очень клёвым - такой размерчик выставки, будто тут всё делали специально для меня) и с народными танцами.
Я всё это видела - как из капли стекла сначала делают лебедя, и горячее красное мягкое течёт, и из него вытягивают хвост и шею до прозрачности, а потом - дзинь! - оно оказывается стеклянным и твёрдым. И видела, как из красной горячей капли вертят вертят выдувают опа опа - отакенный пузырь с тончайшими стенками, и он растягивается переливается растёт, а потом мастер аккуратно опускает - тынц! - и шарик оказывается стеклянным, и кажется твёрдым, и в этот момент мастер чуть приплющивает его сверху.
Я была внутри стеклянной печи, это оказалось так странно, что я немедленно из неё сбежала. Она красивая, вся в потёках и брызгах, на дне у неё - расколотое зелёное как вода, только круче, - но есть такие места. в которых человеку не предполагается бывать, и стеклянная печь - одно из них. В доменную, думаю, тоже не полезу.
Я видела видела видела то, что видала уже десятки раз - общее зрительское хоро на городском празднике, вот это действо, когда профессионалы спускаются со сцены в зал, музыканты начинают играть (взяв вместо волынки саксофон), танцоры смыкаются в круг - и из зала каждую секунду выходят почтенные седоволосые матроны, тётки вида "овощебаза", юные красавицы на высоченных каблучищах, мальчики с драконьими гребнями, толстопузые дяденьки в растянутых майках, мужчины в очень дорогих костюмах, женщины в безумно дорогих духах, бойкие болгарские дедки, подружки всей компанией, группа каких-то протестантов на миссии, огромные бородатые художники, люди в народных костюмах и кроссовках, матери с мелкими детьми (такой маленький, а уже умеет плясать хоро!), пацаны в джинсах с драными коленками, девочки с бантами на косах, длинноволосые "металлисты", бритые налысо панки, девочки в пляжной одежде - подходят и размыкают руки танцующих и встраиваются в цепь, не ломая ритма, и вся эта змея вьётся, управляемая невысокой танцоркой, которая будто не ведет за собой толпу людей, а играет с мальчиком, пляшущим перед ней, - и бойкой болгарской джигой весь этот хоровод сначала три раза обтанцовывает площадь, свиваясь и укладываясь красивыми складками - потом ведущая свивает "змейку" спиралью, снова растягивает на всю площадь - и хоровод смыкается в кольцо, и от танцоров пышет такой силой, что у меня шерсть встаёт дыбом, - но тут же свивается в спираль, и скручивается туже туже туже и когда все танцоры оказываются в точке, откуда начался танец, музыканты обрывают игру.
И этого бы уже хватило для настоящего выходного - но вечер длился и длился, и я записываю этот день одним из тех, когда всё было хорошо - и кладу в совершенно особенный кармашек.
А дома меня ждали новые и новые секреты городов. В такие дни чувствую себя очень правильно.