Крыся (krissja) wrote,
Крыся
krissja

Categories:

Караач-Теке

На холме над бывшим селом, а сейчас городским районом Каменар есть дивное место - средневековый монастырь.
Считается, что он был основан царём Борисом Первым, Крестителем Болгарии, и посвящён Борогодице. покровительнице рода царя. Борис Первый - серьёзная фигура в истории Первого Болгарского царства: всей земле. которой руководил, дал объединяющую веру; перенёс столицу из города Плиска в город Преслав, немедленно ставший Великим; отстроил огромную Золотую Базилику, куда дважды в день ходил молиться - служил живым примером для горожан; и, кроме того, тепло принял учеников Кирилла и Мефодия, распространил кириллицу на всю болгарскую землю, которая вскоре - при правлении его младшего сына Симеона, - стала центом просвещения всей Европы.
Из истории известно, что царь Борис, передав полномочия старшему сыну Владимиру, удалился в монастырь; сын же довольно быстро попытался вернуть язычество - после чего отец вернулся в столицу, сверг сына с престола, ослепил и убрал с лица земли, а правление передал Симеону. И снова вернулся в монастырь. Симеон же был царём ещё более великим, и при нём в Болгарии наступило время, которое сейчас именуют Золотым Веком.
После было много всего - войны с Византией, закончившиеся сначала победой, а потом сокрушительным разгромом последней. На протяжении столетия - с 11 по 12 век, - Византия правила Болгарией, а после была отодвинута обратно - так наступило Второе Болгарское Царство (12-15 век), и длилось оно, пока не пришли турки. После чего почти 500 лет Болгария была частью Османской Империи, а после была освобождена - сначала частично, потом целиком.
Когда в 1921 году под остатками села восемнадцатого века над Варной бывшие чешские подданные, болгарские археологи братья Шкорпил нашли очень интересные развалины - им поначалу и в голову не пришло, что это тот самый монастырь, где жил и работал бывший царь, монах Борис. Владельцем земли, на которой Карел Шкорпил нашёл царскую печать, был известный гагаузский виноградарь и винарь Данаил Манов - и он немедленно подарил землю городу. Все десять гектар виноградников, с которых собирал урожай и делал вино, бравшее серебряные медали на международных выставках во Франции. Братья Шкорпил принялись за раскопки, но успели немного; после Второй Мировой войны раскопки были приостановлены и возобновлены только в 1997 году - и с тех пор идут с переменным успехом.
Два года назад я была на этом месте - многое изменилось.
На улице Прилеп поставили указатели "церковь святой Марины" и "Монастырь Богородицы", по указателям место найти очень легко. Нужно выйти из автобуса на остановке "Вятърна мелница", чуть вернуться, подняться по улице Прилеп, оставляя саму мельницу справа, и идти вверх по левой стороне улицы до первого указателя. Они на каждой развилке показывают в правильную сторону.
Раскоп животворного источника выглядел вот так. А теперь его расчистили основательно и поставили охранительный вагончик:


Ходить по историческим местам с искусствоведом - огромное удовольствие.
- Вот, видишь, эту дорогу мостили слоями, это очень видно. Брали камень стен, черепицу, кирпичи - и делали дорогу; а когда она уходила под землю - настилали следующий ряд.




- Как ты это видишь?
- А посмотри, камни все разные. Вот этот, например - мрамор. Вряд ли же в Болгарии девятого века дороги мостили мрамором.


Я поднимаю осколок камня - и он сияет на сколе:


- Интересно, а где у них был главный храм монастыря, - размышляет вслух мой друг, и я - вижу же полукруглое строение, значит, оно апсида, алтарная часть, - машу рукой:
- А вот прямо тут!


- Этого никак не может быть. Во-первых, она крошечная.
- Ну, может, это был домашний храм царя-монаха.
- Ты говорила, здесь есть скрипторий.
- Ну да, десятки монахов переписывали книги, светские и религиозные, со всех языков мира на кириллицу. И школа была. Крутое было место!
- Так вот если это действительно было так и в кельях постоянно жили монахи - храм должен был вмещать их всех. Это во-первых. А во-вторых - посмотри, вот стена скриптория - старая кладка, и это очень видно. Мы знаем эти стены, мы такие видели - а этот полукруг, который ты считаешь базиликой, сложен так же, как и эти дороги - из всего, что под руку попалось.
- И правда... И цемент не римский - не розовый.
- Да, явно более поздний - очень мелкий. Интересно, что это за плита...
- Наверное, могила! - подпрыгиваю я.


Позже мы встречаем людей, которые говорят, что могила - вот она, и кладбище (о котором я ещё от Християна Облакова слышала) - вот оно:




- Довольно наивно считать эту штуку могильной плитой. Она слишком большая.
- Ну, может, это царская была могила! - не соглашаюсь я. - Тут же Шкорпилы нашли предположительно царскую могилу, и череп из неё забрали, и он хранился как реликвия в семье, пока внучка Карела Шкорпила не отдала его Археологическому музею - а тот отправил на экспертизу ДНК к чехам, и угадай, где он сейчас?
- У чехов, - не сомневается мой друг. - Чехи очень хозяйственные, а экспертиза - это же так долго...

А вот и мои любимые плитки! Совершеннейшая мистика, как по мне: больше тысячи лет назад пальцы мастера-керамиста оставили этот отпечаток:


- Такие же, как в Джанаваре!
- Интересно, что за четыре века, прошедшие между строительством монастыря на Джанаваре и этим, сохранилась технология; даже разрушение города её не унесло. И они тут везде, эти плитки.




- Облицовка? Для красоты такой крест?
- Вряд ли. Скорее это ряды красных кирпичей между белыми каменными блоками.
- А зачем тогда этот крест? Его же в бетоне никто не увидит...
- Затем же, зачем и надсечки с обратной стороны кафельной плитки: чтобы лучше держались.

- А вот это явная черепица с крыши. И по её пористости мы понимаем, что температура в печах для обжига керамики высокой не была.


- А вот тут мы нашли византийский крест, - говорят нам случайные спутники. - Посмотрите, какой. Лежал перевёрнутым; мы его подняли. Это часть украшения баллюстрады.


Поднявшись на холм-отвал, мы видим весь раскоп в целом:




- И всё-таки где же у них был храм...
- Наверное, под холмом.
- Даа, копать здесь можно долго.
- Не можно. Городу принадлежит только четыре гектара, остальное - в ведомстве "Водопровода и канализации", а они не такие щедрые, как Данаил Манов. Не отдают землю археологам.

Вид на город с Караач-Теке - потрясающий:


А по диагонали от нас - Джанавара, тёмный холм за мостом:
Tags: буковки, местное, мои друзья художники, типа_фотограф, ходи-смотри
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments