Крыся (krissja) wrote,
Крыся
krissja

"Эмигрантам в первые годы очень не хватает общения"

Иду вечером домой, додумываю всякое разговоренное, вспоминаю, что дома нет молока, муки и яиц, а девочки просили блинов на завтрак - заглядываю в магазин - знакомая продавщица кивает "о, сегодня ты не только за сигаретами", - останавливаюсь у молочной витрины...
- Ольга!
Ох фак.
Окей, если совсем по-чесноку - мне льстит тот факт, что вечеров, когда меня, несущуюся с головой в облаках и с тряпичным мешком в руке, не самую женственную девочку в этой части Вселенной, - пытаются остановить и пригласить на кофе-пиво-поболтаем, гораздо больше, чем вечеров, когда этого не происходит. Мне только непонятно, почему редкостную настойчивость проявляют именно самые страшные мужики (а обаятельные дядьки отстают с первого же "спасибо, но нет", сказанного с вежливой улыбкой).
Так вот, Мануэль. Немолодой. Невысокий. Не особенно ухоженный. Не выглядящий богатым. Встречая меня у магазина, осыпает меня таким количеством рискованных (но довольно смешных) шуток и держится так самолюбовательно и одновременно восхищённо, что фразу "спасибо за болтовню, но мне пора" я успеваю вставить только минут через десять - проржавшись наконец.
- Что, к мужу спешишь? Вот же счастливый гад, о, прости за резкость, я хотел сказать - впрочем, ты прекрасно понимаешь, что именно я хотел сказать, я третий раз сегодня выхожу за пивом - и наконец-то мне повезло тебя встретить!
- Развелась я, - успеваю вставить, и слышу в ответ взрывное:
- О, то есть я таки счастливчик! О, шучу, конечно, шучу, но всё-таки - вдруг ты не против - смотри, у меня абонемент в "Голден Ресорт", каждое воскресенье я провожу в спа, если вдруг у тебя мелькнёт мысль или будет время или захочется моей компании - возможно, это будет свежим стартом для нас обоих?
- Ага, - говорю. - Двое моих детей, четыре моих кошки и дюжина моих друзей. Ты уверен, что это тот свежий старт, которого ты хочешь?
- Четыре кошки. Кошки. Четыре, - впервые я вижу Мануэля озадаченным, шутки на этот счет у него не припасено, но он быстро справляется. - Ладно, у меня был кот, я скучаю по нему, так что кошки - не проблема, а вот ребёнок...
- Дети, - поправляю я его. - Двое. Не проблема, а привилегия.
Мой английский калечен и скуп, особенно когда надо говорить вслух.
- Я подожду тебя снаружи, - машет Мануэль, не слушая моего "не нужно", и наконец уходит.
- Чёрт, - говорю сама себе. - Чёрт. Надо было идти в другой магазин.
- Что, этот плохой? - спрашивают сзади по-русски.
- Нет, отличный, просто мне надоел Мануэль, а пока я соображаю, как его отшить повежливее, не упоминая ни дьявола, ни зад, он успевает меня рассмешить, - оборачиваюсь, вижу слегка подпечённую русскоязычную туристку.
- Это он к вам пристал, потому что вы одна, - кивает туристка.
- Н-нет, потому что я зацепляюсь языками раньше, чем включаю голову, стоит ли это делать, - честно отвечаю абсолютно без намёка, и лишь услышав, соображаю, что вообще-то это резкость; но женщина не обижается и даже, кажется, не считывает.
- А вы здесь живёте? Нравится? Мы-то отдыхать приехали...
- Живу, нравится, - киваю. - Молоко, яйца... что-то же было третье, вот что я забыла купить?
- Наверное, сыр, - говорит туристка. - Сыр тут вкусный очень, и молоко, вообще тут хорошо, и то, что можно поговорить о боге.
- Ач-чоом? - переспрашиваю, думая, что ослышалась.
- О бо-ге, - кивает женщина.
- Да, что есть, то есть, - улыбаюсь. - Такого количества теологических бесед у меня, пожалуй, раньше не было.
- Ой, а вы в какую церковь ходите? - оживляется туристка.
- Ни в какую вообще, у меня отличные отношения со своими богами и мне совершенно не нужны посредники, - да, я выпендриваюсь; чёрт возьми, что-то же было третье - молоко, яйца, что ещё?..
- А в России уже всё, запретили... - жалуется туристка, продолжая свою мысль, начало которой я пропустила: о свидетелях Иеговы. - Нельзя разговаривать по телефону о религии вообще.
- В России законодательно запретили ввоз кружевных трусов, - говорю я, уходя к кассе. - В стране, где парламент всерьёз решает вопрос - да или нет сказать кружевным трусам, - окей, в стране где парламент вообще готов разговаривать с трусами, могут запретить вообще что угодно. Впрочем, я телефонофоб и за звонки типа "мы взяли ваш телефон из открытой базы и хотим предложить" с удовольствием штрафовала бы тех, кто это организовывает, на оччччень крупную сумму. Представьте себе: день, дети наконец заснули, у меня есть полчаса на тихую тупку над рабочим проектом, вместо этого я ложусь на спину на пол, расслабляю все мышцы и чувствую, как из них уходит напряжение и как СУКАНАХУЙБЛЯТЬ звонит городской телефон! Младшая заходится плачем, старшая кричит "Алё! Алё!", все планы по воде, я срываю трубку... В общем, никому не хорошо.
- А трусы-то им чем помешали? - спрашивает туристка (и я чувствую себя Мануэлем), а потом добавляет: - А вы по родному языку не скучаете?
Я рассмеялась и ушла, и, уже шагая по Соборному, я придумала ответ: знаете, у меня голоса в голове, а у некоторых моих друзей - множественные личности, так что если мы скучаем по общению, то можем в срочном порядке арендовать стадион.

(а Мануэль потом увидел меня не одну и больше не пристаёт)
Tags: местное, про как дела, язык и зопа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments